Строительство православного храма по соседству с Эйфелевой башней сначала встретило непонимание. Сейчас это символ российско-французской дружбы. Фото: Пресс-служба РПЦ.

Строительство православного храма  по соседству  с Эйфелевой башней сначала встретило непонимание. Сейчас это символ российско-французской дружбы. Фото: Пресс-служба РПЦ

Владимир Коротков, референт посла России во Франции:

— Главное, что мы приобрели — это возможность по-иному строить общественные отношения, что при старом социальном строе были невозможно. Другое дело — как этим воспользовались: перемены часто сопровождались хрустом костей и морем крови.

Потеряла Россия тоже очень много. В первую очередь, это уважительное отношение к церкви, христианскую терпимость в обществе и народную мудрость. Церковь не всегда проявляла себя правильно, но во все времена была носителем нравственных и духовных ценностей России. А к 1917 году разделение государства и церкви довели до абсурда и полного отрицания последней, с уничтожением храмов и преследованием священников. Но ни одна государственная структура не может заместить церковь в решении духовных проблем человека.

Эти сто лет стали для нас серьёзным уроком. Общественное мнение стало более мудрым и тонким, мы начали понимать ценность мирной жизни, семьи и ценность отдельного человека. А главное, пришли к пониманию того, что принцип разделения не исключает «соработничества» с государством.

Пример такого сотрудничества между светским и духовным — Российский духовно-культурный православный центр, на территории которого проходят культурные, научные и образовательные мероприятия, и Свято-Троицкий собор, расположенные рядом, в центре Парижа.

Например, мы спрашиваем у священнослужителей, не возражают ли они, если мы откроем выставку художника-авангардиста Эдуарда Зеленина. А они спрашивают, могут ли провести мероприятие, скажем, по духовному воспитанию молодёжи. По Конституции каждому гарантируется свобода совести и свобода вероисповедания, но этот же принцип накладывает на государство и человека ответственность, обязанность уважительно относиться к религиозным верованиям других людей, признавать вероотступничество и свободу других людей вообще не придерживаться никаких религиозных убеждений. И очень важно, что спустя век мы всё-таки пришли к этому пониманию.

Статья опубликована на сайте "Облгазета.ру".